» Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
Информация к новости
  • Просмотров: 5731
  • Автор: lama
  • Дата: 17 апреля 2012
17 апреля 2012

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988

Категория: ---

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
Древний Псков:
История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В.

составитель Ямщиков С.В. - Москва: 'Изобразительное искусство', 1988 - с.320

источник информации: "Архитектура"

Древний Псков


Составитель: Савелий Ямщиков
Художник: Евгений Семенов
Фотографии: Станислава Зимноха и из архивов авторов.
Рецензенты: кандидат исторических наук Н. К. Голейзовский, кандидат искусствоведения С. И. Масленицын.

Содержание

  1. О древнем Пскове
  2. Древний Изборск
  3. "И бысть тишина в рустеи земли..." К вопросу о датировке Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря в Пскове
  4. Довмонтов город
  5. Росписи церкви Покрова
  6. Икона середины XV века "Воскресение" (псковский извод)
  7. Миниатюры Псковского апостола начала XVI века
  8. О псковской иконописи первой трети XVI века
  9. Художественные памятники Псково-Печерского монастыря (материалы к исследованию)
  10. Иностранцы о Пскове XVI века. Новые исследования
  11. Псковская школа живописи в XVI веке
  12. Псковская Приказная палата XVII века (проблема воссоздания интерьеров и музеефикации памятника)
  13. План Пскова конца XVII века ("икона Жиглевича")
  14. Приложение. Ю. П. Спегальский - теоретик и организатор охранно-реставрационного дела (Псков. Система архитектурных заповедников)

О древнем Пскове

Псковская земля богата древними памятниками. В вековой тишине непроходимых лесов, на ярких коврах заливных лугов, по берегам быстрых речек, над бескрайними озерными гладями или просто посреди широких полей разбросаны неповторимые архитектурные творения, созданные щедрыми руками псковских зодчих. Драгоценные россыпи сокровищ древней псковской культуры привлекают современного путешественника высокими художественными качествами, органичным слиянием памятников архитектуры с окружающей природой, мастерством исполнения, строгостью форм, тонким вкусом. Общие принципы и незыблемая закономерность в строительстве не мешали псковичам создавать многообразные монастырские постройки и жилые дома, княжеские дворцы и церкви, монументальные здания кафедральных соборов и неприступные оборонительные сооружения.

Знакомство с древнерусским городом начинается обычно в тот момент, когда подъезжаешь к нему издалека. Каждый старый город имеет свой пейзаж - своеобразное вступление, в котором, как в зеркале, отражаются основные элементы архитектурного облика этого города. В таком пейзаже фокусируются художественные устремления зодчих, веками создававших живописную панораму города.

По дороге на Новгород путешественник невольно залюбуется лаконичными силуэтами церквей, которые разбросаны среди просторных окраин древнего города. Залюбуется и никогда не забудет эту типично новгородскую картину, нарисованную уверенными сдержанными штрихами. Доступ к сокровищам города Владимира открывают золотые купола высоко вознесшегося в небо Успенского собора. Задолго до въезда в городские ворота можно видеть вологодскую Софию, господствующую над белоснежными храмами, которые словно застыли у самой кромки тихих вод реки Вологды. Суздальская панорама возникает неожиданно, после того как глаза устают от пристального высматривания контуров города среди вольготных просторов владимирского "ополья".

В Псков ведут разные дороги. Троицкий собор виден со всех дорог, задолго до въезда в город. Но своеобразная прелюдия к величественной музыке древнего Пскова наиболее открыто и торжественно звучит в Изборске - "псковском пригородке", расположенном в тридцати километрах к западу от города. Здесь начинается история Псковского княжества, здесь свершались легендарные дела и события общерусского значения. Город-крепость выдержал столько нападений, так много дней и ночей провел в осадном положении, что недаром зовется в письменных источниках "железным городом". У его стен в течение многих веков пробовали свои силы лучшие воинские отряды Европы, но все ловцы военной удачи испытали горечь поражения и возвращались в родные страны "со многим стыдом и срамом".

Ушли в прошлое годы тяжелых войн и постоянных набегов. Мирная жизнь с ее повседневными заботами окружила стены могучей крепости. В старом Изборске цветут сады, на трудно обрабатываемых землях голубеют поля льна, зреют хлеба. И все же именно в Изборске псковская история воспринимается необычайно остро, а крепостные стены живо напоминают о далеких событиях, волновавших средневековый мир.

Изборск принадлежит к числу тех исторических мест России, которые время словно обязалось сохранить в первозданном виде. В Изборске все заповедное: небо, земля, воздух, пейзаж и, конечно же, исторические памятники. Люди, живущие в окрестностях Изборска, чтут древние легенды и соблюдают традиции, передаваемые от поколения к поколению. Хорошая слава живет долго, и местным крестьянам есть чем гордиться. История каждой крепостной стены, маленькой часовни или ажурной звонницы рассказывает о боевых подвигах изборян, прославляет смелых воинов, воспевает человеческий труд.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
1. Церковь Николы со Усохи. XIV — XVI вв.
Мужественная красота присуща внешнему облику старого Изборска. Она складывалась на протяжении столетий. У стен Изборской крепости ощущаешь дыхание вечности. Незримое могущество окутывает склоны Жеравьей горы. Здесь нет места сентиментальному, идиллическому настроению, ибо красота в Изборске скрыта в самых простых вещах, она совсем земная и присутствует в явлениях обычных, повседневных. Созданные руками людей крепостные стены, жилые дома, храмы и часовни Изборска не просто вписаны в окружающую их природу. Они принадлежат ей, они - неотъемлемая часть пейзажа. Поэтому Изборск не поражает диковинными формами и колоссальными размерами. К древностям Изборска нужно привыкать постепенно, и тогда раскрывается их потаенный, внутренний смысл. Чтобы понять красоту Изборска, необходимо пожить у его стен хотя бы недолго, просыпаться по утрам вместе с жителями сложенных из местного известняка домов, сходить пешком в Сенно, чтобы услышать колокольный звон действующей звонницы XVI века, посетить Мальской монастырь, поговорить с рыбаками, так много знающими и так охотно рассказывающими об истории города. Древний Изборск радушно принимает всех, кому дорога и близка древняя культура народа.

Московский поезд летом прибывает в Псков ранним утром. Дорога от вокзала к центру ведет через современный проспект, утопающий в зелени. Нетерпеливый путешественник может даже испытать минутное разочарование, не видя монументальных свидетельств тысячелетней истории города. Псков, подобно многим древнерусским городам, подвергался перестройкам в каждом столетии. А бурный XX век вмешался в старый городской ландшафт как властный и решительный хозяин. Трудно говорить о гармонии или согласованности средневековых сооружений с современными жилыми массивами, фабриками и заводами. Но старинная псковская архитектура и древняя планировка города остались существенной частью в общем городском комплексе и даже оказали определенное влияние на характер и расположение новых зданий и целых кварталов.

Псков сумел сохранить в своем облике черты заповедного уголка Древней Руси.

Война оставила неизгладимые следы разрушений на земле древнего Пскова. Город не подвергся планомерному уничтожению, которое захватчики осуществили в Новгороде, но очень многие памятники архитектуры испытали на себе огневую мощь артиллерийских орудий. Уничтожая жилые дома, фабрики, мосты и электростанции, фашисты не щадили и памятники старой архитектуры. Со всех пяти глав Троицкого собора была снята обшивка, палаты купцов Поганкиных захватчики подорвали. Крепостные стены кремля разрушили так же безжалостно, как и укрепления Окольного города. "Пскова больше нет и не будет", - заявляло фашистское командование, покидая город, который им не удалось покорить. Но это были пустые слова, вызванные бессильной злобой.

Возрождение Пскова началось сразу же после освобождения города от фашистских полчищ. Военные сражения продолжались на многих фронтах, а заботливые руки уже восстанавливали и заново строили город Псков. По решению правительства Псков был включен в число пятнадцати древних русских городов, подлежащих первоочередному восстановлению. Москва, Ленинград и многие другие города страны оказывали Пскову помощь, присылая станки, строительные материалы, оборудование для школ и больниц.

Одновременно с неотложными строительными работами специалисты занялись спасением драгоценных реликвий древней культуры. Замечательные реставраторы поднимали из руин архитектурные сооружения древнего Пскова. Большие мастера своего дела, они бережно относились к любому материальному свидетельству псковской истории. Благодаря их самоотверженной деятельности древний Псков пережил второе рождение, и мало что напоминает сегодня о жестоких последствиях войны, о варварском уничтожении большинства архитектурных памятников. Псковские реставрационные мастерские продолжают работать над сохранением, реконструкцией и восстановлением старых построек по сей день. Проекты реставрации составляются с учетом современного градостроительства. Несмотря на всю сложность поставленной перед ними задачи, псковские реставраторы умеют находить правильные решения. Индивидуальный подход к восстановлению каждого древнего памятника, умение использовать специфику ландшафта, реставраторский такт, мастерство и знание законов архитектуры лежат в основе реставрации Пскова, ставшего городом, привлекающим всех, кому дороги культурные ценности Отечества, его история.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
2. Церковь Покрова от Пролома. XIV — XVII вв.
Богатая событиями жизнь древнего Пскова протекала в борьбе за независимость от иноземных захватчиков, против посягательств соседних княжеств на законные псковские владения. Эпохи расцвета сменялись периодами упадка и разрушения.

Начало освоения земель будущего Псковского княжества ученые относят к эпохе неолита. Племя кривичей - пришельцев с верховьев Днепра - появилось в бассейне реки Великой в VIII веке. Находки археологов свидетельствуют о широком развитии ремесел среди славян, поселившихся на берегах Псковского озера. Курганы Псковщины хранят древние орудия земледелия, металлическое оружие, изделия из стекла и камня.

"Повесть временных лет" упоминает о Пскове под 862 и 903 годами, а местный летописец считает дату основания родного города еще более древней: "А о Плескове граде от летописания не обретается вспомянуто, от кого создан бысть и которыми людьми" (Цит. по: Достопримечательности Псковской области. Л., 1973. С. 5.).

Среди городов Киевской Руси Псков занимал важное место, будучи пограничным стражем нового государства. Князь Владимир послал одного из своих сыновей управлять Псковом, а с XII века бразды правления переходят в руки новгородских феодалов. В Псков из Новгорода регулярно присылали боярина-посадника. Новгородские князья обязаны были защищать младший пригород от вражеских нападений. Псковичи подчинялись решениям новгородского веча, согласовывая многие вопросы в жизни молодого княжества с правителями Новгорода. Особенно прочными узами связаны судьбы Пскова и Новгорода в XIII веке, когда двум городам пришлось вести трудную военную борьбу с крестоносцами, шведскими войсками и рыцарями Ливонского ордена. Орды монголо-татарских захватчиков не добрались до Пскова, хотя и заставили княжество платить большую дань. Одновременно активизировались ливонские феодалы. В 1268 году псковичи вместе с полками других русских городов разгромили ливонцев под Раковором, а псковский князь Довмонт-Тимофей провел отряды своих войск "до самого моря", в Прибалтику. Военные подвиги псковичей свидетельствовали о растущей мощи княжества и способствовали обретению независимости от Новгорода.

Псковская феодальная республика официально была признана в 1348 году, когда псковичи получили право приглашать князя и перестали подчиняться новгородским наместникам. XIV век - особая страница в книге псковской истории. Это время подъема духовной культуры, создания первоклассных литературных памятников и философских трактатов. Участие отряда псковичей в Куликовской битве положило начало сближению с Москвой, которое продолжается в XV веке, а в 1510 году Псков вошел в состав Русского государства.

Архитектура псковских построек отличается оригинальностью художественных форм и неповторимой спецификой строительных приемов. Здешние мастера неохотно изменяли правилам, установленным предшественниками. От учителя к ученику, от отцов к детям передавались ремесленные навыки в раз и навсегда принятом, незыблемом виде.

Археологические раскопки дают ценный материал, позволяющий представить приблизительную картину ранней застройки Пскова. В X - XI веках город целиком был деревянным, живописно распланированным и хорошо укрепленным. Дерево легко поддавалось художественной обработке, и древние мастера любили обыгрывать конструктивные детали затейливыми орнаментами и причудливыми узорами. Найденные в земле остатки деревянных построек полностью совпадают со старинными описаниями богато украшенных языческих и ранних христианских храмов.

Здания из камня начинают возводиться в Пскове со второй половины XII века. За сравнительно короткий срок на берегах реки Великой выросли стены трех крупнейших сооружений во всей истории псковского зодчества. Новгородский и псковский архиепископ Нифонт около 1156 года освящает соборный храм основанного им Спасо-Мирожского монастыря, чьи владения расположились у слияния рек Мирожи и Великой. Севернее Нифонтовой постройки ансамбль Ивановского монастыря увенчали купола белоснежной Предтеченской церкви. А в самом конце XII столетия, по предположению специалистов, возводится первый каменный собор на территории, примыкающей к будущему Довмонтову городу. Троицкий собор, как и подобает Центральной церкви города, выглядел особо торжественно, возвышаясь над деревянными улицами и домишками посада.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
3. Церковь папы Климента. XVI — XVIII вв.
Первая половина XIII века ознаменовалась для Пскова военными событиями. Не до строительства было князю Александру Невскому, возглавившему псковское ополчение в битвах с немецкими рыцарями. Псков, однако, умел быстро оправляться после тяжелых потрясений. Псковский князь Довмонт-Тимофей, сыгравший главенствующую роль в укреплении княжества, расширил могучие стены вокруг кремля и застроил небольшой участок земли несколькими храмами. Немецкий хронист писал, что город так обширен, что его окружность обнимает пространство многих городов, что и в Германии нет города, равного Пскову.

Древнейшие храмы Пскова почти целиком погибли, и наши сведения о них базируются на свидетельствах письменных источников, результатах археологических раскопок и архитектурных реконструкциях. Зато памятников зодчества XV - XVI веков много, и, что очень важно, они дошли до наших дней в почти неискаженном виде. По сохранившимся сооружениям XV века можно судить о жизненной силе архитектурных традиций, родившихся столетием раньше. Архитектура церквей этого времени дает разнообразные сведения об эпохе расцвета псковского градостроительства.

Классические памятники псковской архитектуры занимают самостоятельное место в истории средневекового русского зодчества. Архитектурный облик любой постройки старого Пскова проникнут особым интимным настроением. Псковские мастера умели строить прочно и одновременно красиво и несложно. Традиционная архитектурная схема, раз и навсегда установленная каноном, не мешала им разнообразить устоявшиеся формы чисто псковскими художественными деталями. Строители средневекового Пскова находили оригинальные решения для каждого вновь возводимого храма. Древние церкви Пскова лишены официальной представительности новгородской архитектуры, внешний эффект уступает здесь место более земному толкованию архитектурных образов.

"Особую прелесть псковских храмов, - писал археолог, искусствовед и историк Н. Н. Воронин, - составляет их живописное сочетание с приделами, папертью и различными хозяйственно-бытовыми пристройками, окружающими храм с той непринужденностью, с какой разрастается путем "прирубов" новых клетей комплекс деревянного жилья.

...Своеобразие силуэта такого псковского храма особенно усиливают сквозные, различные по постановке, формам и величине звонницы.

Судя по иконным панорамам старого Пскова, они были почти обязательной принадлежностью каждого храма в XVI - XVII веках, а появились не позднее XIV века. Они ведут свое происхождение от простых деревянных звонниц в виде столбов с перекладинами для небольших колоколов... В простейшей своей форме звонница состоит из двух каменных столбов, соединенных прочной перемычкой, ее дальнейшим развитием являются двух- трех- и многопролетные звонницы Пскова. Их столбы обычно повторяют излюбленную псковскими зодчими форму массивной круглой тумбы, над каждым пролетом была щипцовая кровелька, образовывавшая зубчатый силуэт звонницы. При этом зодчие делали столбы звонницы различной толщины в зависимости от величины и веса колоколов, что обнаруживает трезвый реалистический ум строителей и усиливает разнообразие и живость силуэта сооружения. Характерно также, что звонница никогда не строилась практичными псковичами как специальная постройка: она обычно органически вырастает над стеной храма, над крыльцом паперти, над гладким и простым фасадом какой-либо хозяйственной пристройки к церкви. И обычно это сделано с поразительным художественным тактом и непосредственностью" (Воронин Н. Зодчество Пскова // История русского искусства. М., 1954. Т. 2 С. 325-326).

Лучшие традиции псковского зодчества жили на протяжении всего XVI века, когда, несмотря на постоянные столкновения с врагами города и полную утрату республиканской самостоятельности в 1510 году, в Пскове продолжают строить культовые здания, возводят крепостные стены, закладывают фундаменты гражданских сооружений. Псковское оборонное строительство этой эпохи вызывало восхищение у современников - жителей соседних областей. Один из древнерусских литераторов написал тогда: "Яко же во всей Руси пресловущий великий град Псков каменный четырьмя стены огражден, да новый град Смоленск" (Цит. по: Спегальский Ю. П. Псков. Л.; М., 1963. С. 83). Города Древней Руси охотно пользуются услугами псковских архитекторов, поручая им строительство наиболее ответственных объектов. Зодчие Пскова вплоть до XVII века строго соблюдают основные принципы местной архитектурной школы и используют проверенные временем псковские строительные навыки, работая вдалеке от родного города. Рука псковских мастеров коснулась многих крупных сооружений, возведенных в эпоху формирования Русского национального государства. Постник и его сотоварищ по ремеслу Барма были специально вызваны из Пскова для сотворения чудной архитектурной сказки - построения храма Василия Блаженного у стен Московского Кремля (1555 - 1560). Немало церквей в Казани и Свияжске было воздвигнуто артелью Ивашки Ширяева и другими псковскими мастерами. Дальнейшее развитие русской архитектуры во многом обязано богатому творческому опыту и высокому профессиональному мастерству псковских зодчих.

Начало гражданского строительства в Пскове, судя по письменным источникам, относится к раннему периоду архитектурной истории города. На протяжении нескольких столетий псковичи сооружали дворцы, жилые палаты, складские помещения и другие хозяйственные строения. До наших дней время сохранило лишь незначительную часть жилых домов XVII века. Это самостоятельный раздел псковской архитектуры. Каждая из дошедших построек рассказывает о быте средневекового города не меньше, чем самый точный летописный свод. "...Дух простоты и правдивости отличает и гражданское зодчество Пскова... - писал Н. Н. Воронин. - Псковские гражданские здания XVII века - это частные, разных типов каменные дома богатых псковских купцов и гостей, чьи вкусы с необычайной яркостью отразились в этих постройках с их мощными плетеными стенами, огромными подвалами, маленькими, зарешеченными железом окнами, едва оживляющими белые глади фасадов домов, похожих порой не столько на жилье, сколько на крепость" (Воронин Н. Ук. соч. С. 336-337). Гражданские сооружения древнего Пскова очень часто перестраивались и потому предстают перед нами в сильно измененном виде. Псковские реставраторы, занимаясь восстановлением первоначального облика старых жилых построек, стараются быть максимально достоверными в своей работе. Прежде чем утвердить окончательный вариант реконструкции памятника, специалисты тщательно изучают исторические документы, делают точнейшие обмеры, проводят подробный сравнительный анализ. Комплексы жилых сооружений средневекового Пскова благодаря стараниям реставраторов занимают достойное место в архитектурном мемориале города.

Человек, однажды посетивший Псков, обязательно сюда вернется или будет мечтать о новой встрече с этим городом. Псков поражает обилием древних памятников. Церкви и жилые постройки прошлых веков появляются на улицах неожиданно, заставляя сначала удивляться, а потом становятся привычными и восхищают законченностью и лаконичностью архитектурных форм.

В Пскове время течет незаметно. Дни кажутся длинными, подчиненными спокойному величавому настрою местной природы. В Пскове не хочется торопиться, торопливость неуместна рядом с вечностью. Особенно величав город в солнечные летние дни. Белые стены соборов впитывают лучи солнца и становятся почти прозрачными на фоне голубеющего неба, никогда не бывающего ярким. Звуки, шумы центральных улиц растворяются в жарком мареве и не долетают до маленьких улочек, перечерченных неподвижными тенями высоких звонниц и куполов церквей.

Нередко я задаю себе вопрос, почему именно Псков влечет меня к себе с особой силой. Ведь другие древнерусские города тоже богаты чудесными памятниками, и талант их создателей не уступает умению псковских мастеров. И все-таки Псков привлекает к себе больше. Многолетнее знакомство с городом дало единственно правильный, как мне кажется, ответ: причина привлекательности Пскова кроется в неповторимом укладе здешней жизни. Древние памятники Пскова органично вплетаются в канву повседневного быта, без них нельзя представить современный город. В Пскове живется и дышится легко. Псковская старина - ненавязчивая, неброская, однако вселяющая душевное спокойствие и навсегда запоминающаяся. Постепенно появляются в городе любимые места, ансамбли и отдельные памятники.

Древний Псков в том виде, как он предстает перед современным зрителем, отличается прежде всего эпической величавостью и монументальным строем внешних форм. Старые постройки связаны между собой чисто псковской спецификой архитектуры. Они дополняют друг Друга. Каждой из них, подобно инструментам в большом оркестре, время отвело свою партию, всегда значительную, которую не выбросишь из партитуры.

Любое средневековое здание, будь то церковь, жилой дом, крепостная башня или звонница, доведено до максимальной законченности, индивидуально решено древними зодчими. От стен псковских сооружений исходит могучая сила, и нет сомнения, что возводили здешние дома и храмы мастера, хорошо знакомые с основами архитектурного творчества.

Река, а вернее реки играли и продолжают играть важную роль в жизни Пскова-города, в становлении его внутреннего бытового уклада и внешнего облика. Они дополняют друг друга - полноводная, широкая Великая и неглубокая, извилистая, быстрая на перекатах Псковá, впадающая в Великую у стен кремля.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
5. Псковский кремль. Вид на Троицкий собор. XVI в.
Берега Великой, реки судоходной, соединяющей Псков с внешним миром, были застроены торговыми домами, крупными монастырями и пристанями. В центре города водную гладь пересекла паромная переправа, отчего стоящую рядом церковь называли церковь Успения от Парома. На крутых, обрывистых спусках Псковы возводились приходские церкви, небольшие жилые постройки, ремесленные мастерские, мельницы, и лишь громада Гремячей башни со стенами (необходимое оборонительное сооружение) нарушала уют и провинциальное спокойствие, царящее на берегах маленькой речушки, заросших густой травой.

С реками связаны многие события в жизни столицы Псковского княжества. Главные городские концы в древности нарекли Завеличье и Запсковье, и названия эти сохранились по сей день.

Псков принадлежит к числу древнерусских городов, которые трудно осматривать. Только прожив в нем некоторое время, начинаешь постепенно разбираться в основах средневекового строительства, понимать принципы старой планировки, чувствовать внутренний смысл отдельных шедевров древнего зодчества.

Красотами древнего города можно восхищаться, не думая об исторических закономерностях строительства и истоках творчества старых мастеров. Знания будут накапливаться день ото дня, откладываясь в памяти и превращаясь в стройную систему представлений о древнем Пскове. Если же все время стараться отмечать в записной книжке или специальном плане итоги знакомства с определенными объектами, можно совсем не увидеть, не ощутить Пскова, пройти мимо богатств, рассыпанных по всему городу.

Древнейшая часть города находилась на Крому, где Пскова сливается с Великой. Средневековыми архитекторами не случайно выбрано для Троицкого собора самое высокое место. Теперешнее здание кафедрального храма относится к концу XVII века. Но не вызывает никаких сомнений связь его с более ранними вариантами этой же постройки. Страж города издалека кажется белоснежным исполином, вознесшимся к небу. Вблизи, особенно когда стоишь на берегу Великой, Троицкий собор в сочетании с высокими крепостными стенами убеждает в неисчерпаемых возможностях мастерства русских зодчих.

За каменной оградой Мирожского монастыря можно представить себе подлинную атмосферу средневековой жизни крупного политического и культурного центра древнего Пскова. Здесь все напоминает о людях, живших сотни лет назад. Это они участвовали в украшении драгоценными фресками Спасо-Преображенского собора в XII веке, один из них переписывал в монастырской келье "Слово о полку Игореве", стены храма слышали пламенные проповеди, призывавшие на борьбу с супостатами. Гулкое эхо звучит под сводами собора, эхо далекого и вместе с тем близкого прошлого. Разве могут умереть или быть забытыми чудесные творения, рожденные безымянными мастерами и прославившиеся на весь мир!

Если памятники псковской иконописи, сохранившиеся до наших дней, позволяют хотя бы предположительно рассуждать о местной художественной школе, то фрески древнего Пскова почти полностью уничтожены. Не раскрытый полностью по сей день фресковый ансамбль Мирожского монастыря (XII в.), фрагменты живописного убранства Рождественского собора на Снетной горе (XIV в.), немногочисленные фрески Довмонтова города (XIV в.), роспись церкви Успения в Мелетове (XV в.) и открытые недавно детали фресок в Печорах (XVI в.) - вот, к сожалению, полный перечень образцов монументального искусства, счастливо уцелевших в нелегкой жизни, которая выпала на долю старого русского города. Трудно себе представить, что десятки псковских храмов по окончании строительства оставались не украшенными стенными росписями. Высокий уровень изобразительного искусства, свойственный творчеству древних псковских мастеров, характеризует самые различные виды художественного наследия Пскова: иконопись, книжную миниатюру, ювелирные изделия, резьбу по камню и дереву, керамику. И, конечно же, многогранный талант псковичей не мог не найти своего применения в одном из самых популярных на Руси искусств - в украшении храмов фресковыми росписями. Вот почему такое значительное место в псковском художественном наследии занимают снетогорские фрески.

Фрески Снетогорского монастыря удивительно созвучны классическим памятникам псковской иконописи XIV - XV веков. Суровая назидательность присутствует в каждом лике снетогорских фресок, но строгий лаконизм изобразительного языка не переходит в потусторонний аскетизм, характерный для средневековой живописи. Мастера, работавшие на Снетной горе, были прежде всего эмоциональными художниками, глубокими философами, умевшими не просто иллюстрировать религиозные каноны, но и передавать глубокий смысл изображаемых событий. Легко и стремительно двигалась кисть снетогорских живописцев, они работали уверенно и свободно, как того требовала техника фресковой живописи, не допускающая повторов и исправлений.

Историко-художественные музеи в старых русских городах являются своеобразными центрами по изучению культурного наследия прошлого. Сотрудники музеев тщательно собирают и хранят археологические предметы, исторические документы, произведения живописи и скульптуры. Богатая интересными и значительными событиями жизнь древнерусского города словно оживает и заново проходит перед глазами посетителей местного музея. Работая в фондах музеев-заповедников, наши ученые сделали немало важных археологических и исторических открытий.

Уникальные памятники изобразительного искусства, выставленные в залах новгородского, суздальского, вологодского, ростовского, кирилловского и других крупных древлехранилищ, могут принести славу любому музею мирового значения.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
.
6. Спас Елиазаровский. XIV в.
Создание и устройство периферийных музеев - это история охраны и восстановления памятников старины на местах. Неотъемлемой частью исторических судеб древних городов стали имена людей, участвовавших в основании лучших музеев России. Благодаря стараниям и умению ученых-энтузиастов неповторимые творения старых мастеров доступны теперь широкому кругу зрителей. Ошибки, неизбежные при такой ответственной работе, как устройство экспозиций и запасников, полностью искупаются окончательными результатами благородного труда талантливых специалистов. О создателях местного музея в каждом древнерусском городе говорят с уважением и испытывают к этим людям чувство глубокой благодарности.

Музей в Пскове создавался в первые послереволюционные годы. Губернский комитет, образованный сразу после освобождения Пскова от иностранных интервентов, выполняя декрет об охране памятников, начал брать на учет произведения живописи, скульптуры и прикладного искусства. В фонды будущего музея поступали первоклассные памятники из частных коллекций. Древние иконы, недоступные ранее для обозрения, исследовались специалистами и также ставились на музейный учет. В Псков приходили посылки из Государственного музейного фонда, Музея Академии художеств и Третьяковской галереи. Многие из поступивших тогда в Псков произведений заняли впоследствии достойное место в экспозиции местного музея. Уже в 1929 году академик И. Э. Грабарь, посетив псковский музей, написал: "Совершенно законченной представляется работа по организации картинной галереи Пскова, развернутой в ряде просторных, отлично освещенных залов. Здесь неподготовленного посетителя, даже немало искушенного по части музейных ценностей, ожидают необычайные и волнующие переживания..." (Каталог русского дореволюционного и советского изобразительного искусства. Псков, 1962. С. 5).

Псковский музей ежегодно продолжает пополнять свои коллекции. Расширяются старые разделы, открываются новые экспозиции. Научные сотрудники музея изучают уникальные памятники, устраивают выставки, публикуют образцы псковского изобразительного искусства. Тематические выставки настолько полно и интересно освещают отдельные периоды художественной культуры древнего Пскова, что некоторые из них действуют постоянно, привлекая широкое внимание посетителей. Так, в последние годы открылись отделы древнерусской живописи, прикладного искусства, рукописной книги, народного творчества.

"Недалеко время, когда псковская школа предстанет перед нами, быть может, с такими же легко определимыми оттенками, какие мы сейчас уже различаем в школе новгородской" (Грабарь И. Художественная школа древнего Пскова // О древнерусском искусстве. М., 1966. С. 232). Эти строки написаны И. Э. Грабарем почти полвека назад. Послевоенная работа реставраторов показала, что предвидение ученого было абсолютно верным. Экспозиция древнерусской живописи в Псковском государственном историко-художественном и архитектурном музее-заповеднике почти на три четверти состоит из икон, прошедших реставрацию совсем недавно. Правда, лишь некоторые из них относятся к рангу первоклассных, но значение каждого выставленного произведения для псковской школы трудно переоценить.

Почти все памятники, реставрированные после войны, были вывезены оккупантами в Германию и уже после войны возвращены нашей стране. Такова судьба и великолепной иконы "Сошествие во ад", которая, безусловно, принадлежит к числу классических образцов древней живописи Пскова. Надо отметить, что она написана на излюбленный местными мастерами сюжет. Если сопоставить в количественном отношении известные нам псковские иконы, то памятники с изображением "Воскресения Христова" ("Сошествие во ад") займут в такой таблице первое место. Здесь достаточно напомнить первоклассные иконы "Сошествие во ад", принадлежащие Третьяковской галерее и Русскому музею. Кроме чисто псковской системы построения ликов, сама композиция полностью соответствует иконографическому изводу, характерному только для изобразительного искусства Пскова. Чисто псковской особенностью является во вновь открытой иконе ряд фигур святых, представленных в верхнем ярусе композиции.

Псковичи любили вместе с основным изображением помещать фигуры церковных деятелей, соименных заказчику или связанных косвенно с какими-либо событиями в жизни города. Икона "Сошествие во ад" датирована первой половиной XV века. Характерные признаки сближают ее с псковскими памятниками и произведениями, созданными в последующие десятилетия.

Чем же так знамениты псковские иконы? Где кроется секрет неповторимости и оригинальности творчества псковских художников? Почему их произведения невозможно спутать или отождествить с образцами, написанными в других русских городах?

Ответить на такие вопросы просто и одновременно сложно. Просто, потому что внешние признаки псковской школы легко отличимы от характерных особенностей искусства мастеров, работавших в других областях Древней Руси. Любая деталь псковского почерка, даже если она заимствована и перенесена в произведение художника совершенно иного направления, сразу бросается в глаза. Псковичи же, окруженные памятниками искусства самого различного происхождения, Умели использовать нужные для работы моменты, оставаясь приверженцами только одного стиля - стиля псковского, рожденного и взлелеянного на местной почве. Иногда даже поражаешься, изучая псковские иконы, той стойкости и прочности традиций, которым следовали здешние мастера.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
7. Успение. Владимир, Борис и Глеб. XV в. Деталь.
Псков - город, живший в средние века насыщенной, бурной жизнью. Псковичи никогда не замыкались в узких пределах своего княжества. Улицы здешних городов видели людей, приезжавших из разных уголков земли. Псков торговал, воевал, строился, разрушался и вновь строился, приглашая нередко для помощи иноземцев, которые помогали вершить дела политические, а также давали советы, как лучше строить храмы, дворцы и крепкие стены оборонительных сооружений. Но, странное дело, если новгородские мастера, чей родной город имел не менее оживленные связи с другими областями средневекового мира, охотно использовали достижения чужеземных собратьев по искусству, то псковичи были непреклонными и последовательными в каком-то пуританском отношении к сохранению местных традиций. Получив основные уроки от византийских мастеров, художники древнего Пскова разрабатывали на протяжении многих десятилетий свою систему иконописи, учитывая и осмысливая малейшие нюансы трудного высокого долга служения духовному искусству.

В псковской иконописи все отличается самостоятельностью, оригинальностью и неповторимостью. Начиная от способа обработки доски и кончая структурой построения ликов, псковский художник стремился не выйти за рамки принятой в псковском искусстве системы. Почти все псковские иконы XIV века - классического периода в истории этой школы - написаны на сосновых досках, сработанных и скрепленных между собой с помощью таких похожих столярных приемов, что кажется, один умелый ремесленник руководил их изготовлением. Левкасные грунты также специфичны в псковских иконах. Они нанесены на деревянную основу плотными слоями, поверхность левкаса не зашлифована под стекло, как, например, в суздальских образцах, а отличается шероховатой, неровной фактурой. Левкашение икон в древнем Пскове напоминает принцип обмазки церковных построек города штукатуркой, положенной свободно и неравномерно, вылепленной руками строителей, не заботившихся о наведении особого глянца. Подобный способ обработки грунта придает внешнему виду псковских икон особую простоту и делает более живописными красочные плоскости. Благодаря такому ручному левкашению достигнуто впечатление свободной построенности иконы, столь иллюзорно выглядит верхний слой грунта, будто сейчас положенный иконописцем.

Псковские художники - выдающиеся мастера колорита. Кроме умения использовать лучшие достижения современной живописи в искусстве цветовых построений они и здесь оказались оригинальными творцами. В мастерских древнего Пскова пользовались охотно красками местного происхождения, и псковскую палитру с полным правом можно считать единственной в своей цветовой оригинальности. Местные иконописцы, судя по сохранившимся памятникам, ограниченно и скупо применяли золото, особенно на раннем этапе становления псковской школы. Листочки золота заменяла желтая краска, добываемая тут же, в Пскове. Покрытый ею фон древних икон кажется более воздушным и легким, чем плотные золотые поверхности византийских или новгородских образцов. Псковичи, так же как и в процессе левкашения, наносили желтую краску свободно, неравномерными плоскостями, так что нередко можно видеть следы движения кисти. Фон псковских икон светится изнутри. Пламенеющая краска становится особенно живой, когда рассматриваешь псковские памятники при горящих свечах, на свет которых и рассчитывали старые мастера при написании иконы. Не менее замечательна и зеленая краска местного происхождения, присутствующая чуть ли не во всех древних псковских иконах. Она обладает удивительной материальностью и насыщенностью. Псковичи применяют ее умело, варьируя плотность красочных слоев и силу звучания цвета.

Манера письма художников древнего Пскова поистине уникальна. Псковскую икону, особенно местной школы, созданную в XIV - XV веках, сразу выделишь среди других произведений средневековой живописи. Никто из современников не мог написать такие лики, какие смотрят с икон древнего Пскова. Да они, вероятно, казались мастерам остальных русских городов странными, далеко не соответствующими традиционным представлениям и канонам изображения святых. Необычайная экспрессия, переходящая в фанатизм духовный, обдуманный, а не внешний, исступленный, передавалась псковичами с помощью контрастного сопоставления цвета и света, осмысленной деформации линии рисунка и красочных плоскостей. Динамичные ходы имеют свое продолжение в конструктивном построении фигур на псковских иконах. Художники любят фиксировать моменты энергичного движения, продиктованного внутренними силами и руководимого какими-то незримыми центрами. В динамике псковских икон абсолютно исключен момент суетности. Пробела, отмечающие складки одежды на псковских живописных образцах, хотя и далеки от строгой геометрической системы византийских прототипов, отнюдь не выглядят небрежными и хаотическими, так как и они подчинены воле художника, глубоко чувствующего предельные грани возможного и невозможного, допустимого и не допустимого каноном.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
8. Архангел Гавриил. Начало XVI в.


Трудность ответа на поставленные вопросы о значении псковской школы живописи заключена в поисках внутренних идейных причин оригинальности местного искусства. Для того чтобы сохранить в такой неприкосновенности художественную форму и стиль, нужно служить высочайшей идее, разделять полностью вкусы и требования своих заказчиков. Религиозные догматы должны были быть переосмыслены художниками, создавшими иконы, непохожие на известные памятники, переосмыслены и приняты за основу творчества. Кто и как руководил в поисках самостоятельного пути псковскими иконописцами, станет известно после тщательного изучения всех вновь открытых творений одной из важнейших школ древнерусской живописи.

Около семисот памятников древнерусской живописи собрано в фондах Псковского государственного историко-художественного и архитектурного музея-заповедника. В Солодежне - жилой постройке XVII века - хранится немало ценных произведений иконописцев древнего Пскова. Редкие иконы обнаружены в результате систематически проводимых экспедиций в различные районы Псковщины. Несколько лет назад мне довелось изучать залы псковского древлехранилища. Первое впечатление от знакомства с фондами музея заставляет ждать ценных открытий произведений местной живописи XVI века. Более древних икон в Солодежне, к сожалению, нет. Правда, есть отдельные доски, вселяющие с первого взгляда надежду на редкую находку, но или пробные расчистки говорят о полной утрате авторской живописи, или неудовлетворительна сохранность красочного слоя. Но памятников псковского изобразительного искусства XVI века очень много, и среди них, конечно, имеются первоклассные.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
9. Избранные святые. XVI в.
10. Иоанн Предтеча. XVI в.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
11. Апостол Павел. XVI в.
В залах музея экспонируется несколько фрагментов сохранившихся деисусных чинов и праздничных рядов, украшавших некогда иконостасы псковских церквей и отобранных в псковской Солодежне для реставрации. Галерея этих памятников дает богатый материал для изучения стиля и почерка мастеров, работавших в одних артелях.

Всего семь икон сохранилось из большого, но размерам досок и количеству изображений, деисусного чина, написанного в начале XVI века, но и по ним можно судить о псковском искусстве этого времени. Свободная живописная манера, столь излюбленная псковскими мастерами XIV века, дает о себе знать и в деисусном чине. Авторы чиповых икон иногда используют в своем творчестве достижения различных живописных школ. Подчас трудно разобраться в подсмотренных и переосмысленных местными иконописцами деталях, настолько органично вплетены заимствованные элементы в псковские произведения. Особенно интенсивной становится взаимосвязь с новгородской и московской школами. Из Москвы, импортировавшей на раннем этапе псковские иконы, поступают лицевые иконописные подлинники, живописные образцы, приезжают в древний город и столичные художники. Псковская живопись XVI века отличается умением обобщать и синтезировать опыт других школ Древней Руси, не растворяясь в потоке влияний и предписываемых метрополией требований.

Два почти целиком дошедших до наших дней праздничных ряда также относятся к XVI веку. Авторы работали в разных живописных артелях, их технические приемы различны, хотя в основе своей они все следуют псковским художественным традициям. Окончательные выводы о стиле псковского изобразительного искусства XVI века, лучшие экземпляры которого представлены в псковском музее, можно будет сделать после расчистки многих икон, хранящихся в Солодежне. Основная же задача музейной экспозиции - познакомить современников с чудесным миром старой псковской живописи, показать, насколько широким диапазоном обладали старые мастера, создавшие неповторимые произведения бессмертного искусства.

Древний Псков: История. Искусство. Археология. Новые исследования - Ямщиков С.В. 1988
12. Евфросин Псковский, Савва Сербский, Иоанн Богослов и Савва Крыпецкий с житием последнего. XVII в. Деталь
Памятники декоративно-прикладного искусства, выставленные в Псковском музее, равно как и образцы книжной миниатюры, существенно дополняют наше представление о многогранной художественной культуре древнего города. Произведения мелкой пластики, резные серебряные изделия, металлические сосуды и украшения, шитые ткани и книги попадали в Псков со всего света, а также в большом количестве изготовлялись местными мастерскими. Псковские живописцы многому научились, знакомясь с искусными творениями ювелиров, камнерезов, вышивальщиц, книжных дел мастеров. Связь между образцами прикладного искусства и живописными произведениями была заимообразной. Детали, подсмотренные на очередном шиферном образке или камне, живописцы нередко использовали в работе над иконами. Творения живописцев переводили в металл и камень умелые ремесленники.

В музее демонстрируются в экспозиции далеко не все богатства, которыми он располагает. Немало экспонатов псковского древлехранилища находится в реставрации, многие памятники еще ждут своего открытия. Но и сейчас ясно, что Псков имеет замечательный музей, где представлены великолепные произведения талантливых псковских мастеров, прославивших своим искусством родной город.

Строители монастырского комплекса в Печорах обладали огромным природным дарованием и были первоклассными мастерами. Выбрав сложнейшую по рельефу местность, зодчие возвели длинные неприступные стены, то резко сбегающие вниз, то поднимающиеся на значительную высоту. Храмы и служебные постройки Псково-Печерского монастыря живописно разбросаны по всей территории, но при закладке каждого из них старались соблюдать единую структуру монастырского ансамбля, избегали пестроты и разобщенности.

История Псково-Печерского монастыря неотделима от судьбы Псковского княжества и тесно связана с судьбами государства Российского. Принимая на себя тяжелые удары со стороны многочисленных завоевателей, древняя обитель вписала не одну яркую страницу в книгу мужества русской истории. Строительство и украшение монастыря велось с незыблемым соблюдением канонов и принципов, господствовавших в псковской художественной культуре. В Печорах переписывались и распространялись затем по Руси лучшие образцы отечественной литературы, ризница монастыря принимала вклады из царской казны, от самых знатных русских людей. Особого расцвета монастырь достиг в XVI веке, когда во главе его братии стоял игумен Корнилий (1529-1570) - один из ревностных поборников отечественного искусства. Легенды приписывают Корнилию многие деяния, связанные с процветанием Псково-Печерского монастыря. Летописцы называют игумена писателем, строителем, художником. Легенды проверяются временем, но одно ясно уже сейчас - в эпоху Корнилия было создано немало первоклассных произведений искусства, украсивших монастырский ансамбль в Печорах. Вот почему недавнее открытие фрагментов живописного убранства Успенского собора Псково-Печерского монастыря, исполненного при Корнилий, можно с полным основанием считать еще одним этапом возрождения художественного наследия Древней Руси.

Вновь открытые псковские фрески украшают алтарную стену придела Антония и Феодосия в Успенском соборе. Композиционное построение живописного ансамбля предельно просто и лаконично. Восемь фигур святых, считающихся в христианской литературе выдающимися деятелями монашества, представлены в рост и обращены к центральной арке. Слева от зрителя художник поместил изображение Онуфрия, Саввы Первосвященного, Антония Великого и Антония Киево-Печерского; в правой части были написаны также фигуры, одна из которых утрачена полностью, у двух других не сохранились лики, и лишь образ пустынника Макария, несмотря на потертости и утраты красочного слоя, дает представление о первоначальной живописи. Арочные проемы обрамлены широкими лентами орнамента, нижняя часть стены украшена росписью, имитирующей полотенца. Над пролетами двух крайних арок живописец изобразил Спаса Нерукотворного и шестикрылого серафима.

Фрески Успенского собора написаны в XVI веке, точнее - во второй его половине. Нам известны другие псковские росписи, датируемые этим временем. Ближайшей аналогией раскрытым фрагментам можно считать недавно восстановленные реставраторами псковские иконы XVI века, украшавшие некогда иконостасы церквей Древнего города. Свободная живописная манера, столь излюбленная псковскими мастерами XVI века, сменяется здесь более сдержанным, спокойным почерком с преобладанием линейных элементов. Авторы икон, так же как и создатели печорских фресок, хорошо знакомы с лучшими образцами московского и новгородского искусства этой эпохи. Лаконичный, доведенный до предельной ясности рисунок, строгая закономерность в наложении пробелов, четкие обобщенные силуэты - черты, безусловно, новгородские - сочетаются с чисто псковскими приемами и техникой письма.

Над созданием печорских фресок трудилась артель художников. Вряд ли она была многочисленной, так как объем выполненной работы невелик. Руководил же написанием всего убранства один художник. Если в других фресковых циклах можно четко различить руки различных авторов, то настенная живопись Успенского собора в Печорах проникнута единым художественным духом, в ней нет и намека на разноплановость стиля. Продуманная композиция, глубоко психологическая трактовка образов, любовь к плотным, насыщенным тонам, изысканность плавных линий - все это продиктовано волей одного мастера.

Трудно делать выводы о стиле псковской монументальной живописи XVI века на основании фрагментов вновь открытых фресок в Печоpax. Но не вызывает сомнения тот факт, что псковская стенная живопись того времени - чрезвычайно интересное явление в истории русского искусства, а печорские художники столь же независимы от официальных канонов в своих творческих исканиях, как независимо было Псковское княжество в период своего могущества.

"От начала убо Руския земли сей убо град Псков никои же князем владом бе, но на своей воле живяху в нем сущий люде" (Псковские летописи. М., 1955. Вып. 2. С. 253), - этими возвышенными словами псковская летопись утверждает основной девиз древнего русского княжества: независимость - прежде всего. Стремление к независимости псковичи пронесли через многие столетия, через трудные годы и светлые времена, сохранив любовь к своему родному городу, к земле псковской. И сегодня Псков может гордиться не только своей древней историей, но и неувядаемой силой псковских традиций. Псковичи - люди "гордые и горячие, как все те, кто много выстрадал и много повоевал, аристократично гостеприимные, как подобает жителям города с древней историей" (Достопримечательности Псковской области. Л., 1973. С. 22). Вот эти гордые и гостеприимные люди сегодня продолжают золотыми буквами писать историю Пскова, благоустраивают родной город, славное имя которого известно во всем мире.
Страница 1 из 14 | Следующая страница
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.