Информация к новости
  • Просмотров: 8099
  • Автор: admin
  • Дата: 10 августа 2010
10 августа 2010

ХОЛОКОСТ НА Псковщине. Очерк

Категория: Холокост на территории Псковщины

ХОЛОКОСТ НА Псковщине.


Вторая мировая война. Фашисты проводят политику геноцида, её обычно называют греческим словом Холокост. Холокост уходит корнями в нацистскую идеологию. Гитлер не скрывал своих расистских взглядов. Для него, для всех нацистов не было ничего важнее расы. Одним из идеологов европейского расизма является Х.С.Чемберлен, ему принадлежит высказывание: «Нечто не является столь непреложным, как сознание, как сознание принадлежности к определённой расе. Человек, в чьих жилах течёт кровь чистой расы, никогда не утрачивает ощущение этого».
Нацисты провозгласили своей целью построение «расового чистого», однородного общества, в котором признаются «естественные» различие между людьми. Одним из воплощения такого подхода стали Нюрнбергские законы 1935г. Юристы, которые их готовили, считали, что «учениями о всеобщем равенстве… национал – социализм противопоставляет трудное, но необходимое осознание основополагающих различий между народами…». Свои теории нацисты реализовывали в Германии и в оккупированных странах Европы. Трагедия Холокоста не обошла и Псковщину, которая была оккупирована нацистско–фашистскими войскам с июля 1941 по июль 1944г.
Данная работа посвящается проблеме истребления еврейского населения на территории Пскова и Псковской области.
Целью нашей работы: собрать и обобщить данные о Холокосте на территории Псковщины. Для этого использовались архивные данные; научную литературу с материалами в период оккупации Псковщины и биографии евреев – узников гетто проживающих в Пскове.
Для написании работы мы использовали: «Книга – памяти», «Холакауст», «Жертвы ненависти», «Передайте об этом детям вашим…», материалы Псковского Благотворительного центра Хессед Ицхак, документы архивов и музеев Пскова и Псковской области, показания свидетелей издевательства над еврейским народом и автобиографии евреев.
В Красной Армии во время войны существовало такое явление: еврейские солдаты пытались не выделяться, скрывать свою национальность. Главной причиной этого были опасения за свою судьбу в случае попадания в плен. Евреям стало ясно через короткое время после начала войны, что в немец¬ком плену они немедленно будут убиты за свою национальную принадлеж¬ность. Еще одной, хоть и второстепенной, причины были антисемитские явле¬ния в армии. Часть еврейских солдат имела славянские имена, или имена представителей других народов, среди которых они жили, например, грузинов, бухарцев, и т.д. Были также солдаты, которые во время войны по¬меняли свои имена, чтобы их не принимали за евреев. Советский еврейский писатель Гершель Вайнрох пишет: «Я тоже на войне назывался типичным славянским именем. Когда мне случилось однажды попасть с фронта на не¬сколько дней в Москву, я посетил еврейский антифашистский комитет. Поэт Лейб Квитко, которым был одним из руководителем комитета и редактором газеты “Айникайт”, упрекнул меня в то, что я называю себя нееврейским именем, и таким образом уменьшаю количество евреев на фронте. После моего рассказа о положения и моей роли на фронте Лейб Квитко, согласился со мной и даже настаивал на том, что я не должен рассказывать на фронте, что я еврей”.

Систематическое, по мере продвижения немецких войск, уничтожение ев-рейского населения Северо-Запада России – на территории современных Псковской, Ленинградской и Новгородской областей командовал генерал от инфантерии Ф. фон Рок. Это территория находилось под контролем начальника СС и полиции безопасности группы армий «Север», а также полевых комендатур полиции безопасности и СД.
Организаторами уничтожения были подразделения АГ «А». В Пскове, Острове и Опочке действовала АК-1 под командованием Ф. Панцигера. Уже с 18 июля 1941г. штаб АГ«А» разместилась в Пскове (т.е. спустя 9 дней после захвата города, в котором проживало свыше 1000 евреев). В Пскове также были сосредоточены военные и административно-хозяйственные органы оккупационных войск группы армий «Север». С начала августа штаб АГ«А» разместился в Новоселье, под Псковом. В первых расстрелах евреев на Псковщине участвовали подразделения Аë» (АК-9 и ЗК-7а и 7в), которые действовали в этот период на границе современных Смоленской, Витебской и Псковской областей. Именно они провели уничтожение евреев в Невеле, Себеже и Великих Луках.
Периодическая печать на оккупированной территории Псковщины
Вопросом об издании прессы на захваченных советских землях встал на одном из первых и важнейших совещаний в ставке фюрера о судьбах оккупированных советских территории 16 июля 1941г. Гитлер неожиданно предложил разрешить издание газет.
Некоторые газеты имели межрегиональный характер. Распространялась по всей оккупированной территории России орловская газета «Речь» и выходившая в Пскове газета «ЗА РОДИНУ» (редакция назвала её «первой русской ежедневной газетой в освобождённых областях»). Тиражи достигали десятков тысяч и даже более сотни тысяч экземпляров. Они выходили с фотоиллюстрациями, некоторые номера издавались с использованием цветной печати.
В последние месяцы оккупации еврейская тема вновь становится «популярной». После относительного спада антисемитской риторики во второй половине 1942г. (к этому времени 4/5 евреев были уничтожены) оккупационные газеты с весны 1943г. вновь возвращаются к «еврейскому вопросу». Авторы этих материалов писали о возможных последствиях возвращения Красной Армии и тех бедах, от которых не-мецкие оккупационные власти «освободили» местное население. Именно в этот период газеты активно цитируют антисемитские высказывания известных русских писателей и политиков. Лейтмотив таких публикаций – необходимо бежать вместе с немецкой армией от мести евреев. В то же время в нацистской пропаганде активно публикуются статьи и фельетоны типа «Жиды не спешат воевать» и о «третьем фронте» в Ташкенте.
Активно используются цитаты классиков русской и украинской литературы. Так, в газете «ЗА РОДИНУ» (Псков) поместила на первой странице статью «Иудейство – бедствие всех народов» с подзаголовком «Жиды в оценке Достоевского». Ежё там была опубликована статья «Евреи в советской музыке» (29.10.1943 г.), где говорилось, что 75% - 90% студентов и 50% преподавателей консерваторий являются евреями.
«Просветительская» антисемитская работа издателей газет выражалась в публикации огромного количества материалов о преследованиях евреев во все времена и во всех государствах мира; приводились цитаты из антисемитских высказываний известных философов и политиков. Этот бурный всплеск антиеврейской риторики накануне отступления войск нацистов был одним из их последних резервов в идеологической борьбе с «иудо-большевизмом». Она была призвана запугать людей угрозой мести со стороны советских властей и обеспечить если не поддержку оккупантов, то хотя бы неучастие в движении Сопротивления.
На оккупированной территории России гетто появляются с конца июля – в августе 1941г. Сохранился редкий документ – записная книжка бургомистра Смоленско-го , известного адвоката В.А. Меньшагина. Приводимый ниже текст можно датировать на-чалом августа 1941 г. Он представляет, по сути, формулировки приказа полевого комен-данта города:
«…4. Весь город, кроме еврейского квартала, должен быть до 16 часов освобождён евреями.
5. Все евреи, которые после этого срока будут оставаться в городе, будут арестованы и расстреляны.
6. Из района поселения евреи не имеют права выходить без особого разрешения, выдаваемого комендантом города или полицией.
7. Район евр[ейского]поселения должен быть ограждён проволокой, и в дальнейшем должно быть выстроено массивное заграждение.
8. Квартиры, освобождённые евреями, поступают в распоряжение на-чальника города для заселения».


Обеспечение продовольствием. Питание в гетто было затруднено. Бы-ла сильная нехватка воды. Хлебный паек, которые получали узники, привлекавшиеся к принудительному труду, был мизерным. В Усвятах он составлял 200 грамм хлеба из отрубей и опилок. А также баланды из брюквы и свеклы. В Опочке – 125 граммов. Нередко полицейские и антисемиты выливали полные вёдра водой. Результатом голода и антисанитарных условий была высокая смертность узников.
Создание гетто. Одна из первых гетто на территории России было соз-дано 7 августа 1941 г. в г.Невеле Псковской области. Оно просуществова-ло меньше месяца. На территорию загородного парка «Голубая дача» по приказу бургомистра Васильева было согнано свыше 1000 человек, преимущественно женщин и детей. В информации, посланной в Москву после освобождения города, говорилось:
«Превратив «Голубую дачу» в лагерь, немцы ввели в нем ожесточённый режим, заключённых использовали на работах, во время которых подвергали их издевательствам, избиениям и истязанием».
Второе гетто в Невеле было создано на торфопредприятии и также было ликвидировано в конце сентября.
В сентябре создаются ещё 9 гетто в 5 областях: на Брянщине, на Смоленщине, в Новгородской области, Тверской области и на Псковщине – в Себеже (150 узников), Великих Луках (около 60 узников) и Локне (70 узников).
Всего на территории России в июле - августе 1941 г. были организованно 10 гетто в 9 населённых пунктах 2 областей, в которых было заключено около 7300 узников: на Смоленщине и на Псковщине – в Пскове (более 1000), Невеле (2 гетто: 1800 и 200), Опочке (200 узников).
В октябре появилось ещё 11 гетто в трёх областях: на Смоленщине, на Брянщине и на территории Псковской области – Усвяты (160 узников) и Бежаницы (120 узников). В феврале 1942 г. был создан гетто в Пустошке.
Трудовые лагеря. Они начинают возникать летом – осенью 1941 г. в Рос-сии – г. Невель. Летом 1943г. в Порхове был создан рабочий лагерь, где работали военнопленные и несколько десятков евреев из рижского гетто. В акте ЧГК было сказано, что здесь находилось до 400 человек.
Всего на территории России в июле - августе 1941 г. были организованно 10 гетто в 9 населённых пунктах 2 областей, в которых было заключено около 7300 узников: на Смоленщине и на Псковщине – в Пскове (более 1000), Невеле (2 гетто: 1800 и 200), Опочке (200 узников).
Невель. Одним из первых жертв на территории Псковской области стали евреи Невеля, оккупированного 16 июля 1941 г.
7 августа они были собраны и перевезены в пригород, в парк «Голубая дача». На рассвете 4 сентября 1941 г. здесь подразделения ЗК-7а, входив-шая в состав Аë», расстреляли 74 мужчин-евреев якобы «за поджог». В этот же день состоялся массовый расстрел женщин и детей (не отражённый в отчёте АГ «В» и, возможно, проведёнными другими подразделениями СС). Очевидцем этого события стал немецкий мотоциклист ефрейтор Г. Кильгорн. По свежим следам, всего через четыре дня, он дал показания в Витебске, которые запротоколировал штабной офицер, шокированный сведениями о расстреле невинных жертв. Этот протокол – одно из самых свежих впечатлений очевидца о расстреле невинных жертв. Он бал дан по собственной инициативе и содержит детали, которые отсутствуют в показаниях нацистов перед судом. Кильгорн показывал:
«Я узнал от солдат оперативного отдела, что приблизительно в двух ки-лометрах от стоянки состоится массовый расстрел евреев. Говорили, что мужчины были якобы расстреляны в тот же день на рассвете и что по очереди стоят женщины. Потом я пошёл с несколькими товарищами из оперативного отдела на место, расположенное примерно в 2-х километрах. Там я увидел толпу в количестве приблизительно 600 женщин и детей под охраной эсесовцев. Число 600 является не только моим подсчётом, но так высоко определялось число и другими солдатами оперативного отдела.
Из этой толпы непрестанно выводили по 5 женщин к находившемуся на расстоянии 200 метров противотанковому рву. При этом женщинам завязы-вали глаза и они должны были держаться за палку, с которой их подводил один эсесовец ко рву. Когда они подошли, они должны были раздеваться донага, за исключением нескольких старух, которые должны были обнажить только верхнюю часть тела. Потом несколько эсесовцев сталкивали их в ров и с верху расстреливали их. Когда женщины услышали приказ раздеться, они очень кричали, потому что поняли, что они будут расстреляны.
Так как у меня не было много времени, и я должен был вернуться к своей машине, то я оставался на месте экзекуции не более полу часа, и за это время было расстреляно 30 – 50 женщин. Расстрел остальных продолжался и после моего ухода, я присутствовал при начале экзекуции от 10 – 11 часов утра.
Что касается противотанкового рва, то это была большая яма, к которой я сам подошёл на расстоянии 5 метров. После расстрела одной группы женщин следующая группа сталкивалась на том же самом месте в ров, прямо на тех, которые только что были расстреляны. Расстрела детей я лично не видел, но большое количество детей находилось в толпе. Я категорически подтверждаю, что мои показания соответствуют истине:
(Штаб-) Квартира, 8.09.1941г. А.О.К.Д 1У Ви. Подписал: ефрейтор Г. Киль-горн».
Расстреляно 800 человек. Из них известны имена 458 убитых узников. (Список известных мирных жителей еврейской национальности, замученных фашистами, предоставлены в таблице 1).
«Пасхальная экспедиция». В период 15 — 20 апреля 1944г. было убито, сожжено и замучено 281 человек мирного населения, в том числе, которых более 50 детей в возрасте до 10 лет. Жуткие сцены рассказывают оче-видцы, случайно уцелевшие от зверской расправы гитлеровцев. Вот что рассказала колхозница Луташевского сельсовета Порозова Евдокия Ни-китьевна:
“25 апреля 1944 года немцы начали прочёсывать все кустарники леса, выгоняли мирных жителей и расстреливали. 17 апреля они добрались до нас. Часов в 5 вечера немецкие солдаты и полицейские, вооружённые автоматами и пулемётами, ворвались к нам в землянку, где находились я, мой муж, дочь и другие родственники. Полицейские скомандовали выходить из землянки. Первым пошёл мой муж. Его тут же с двух сторон расстреляли. Хотел выйти брат, но, видя, что немцы стреляют, повернулся обратно. У меня на руках был 6 летний ребёнок. Мы стали просить: паны, мы мирные люди, не стреляйте в нас!”. Они прекратили стрельбу, пока мы все вышли из землянки, окружили нас и погнали на возвышенность. Там установили пулемёты и открыли по нашей толпе огонь. Я с девочкой на руках упала, хотя ещё не была ранена, но ребёнок был ранен. Все кричали и упрашивали, но стрельба продолжалась. Затем немцы пошли проверять, нет ли среди нас живых и обнаружили девочку, которая металась около меня, стараясь спрятаться от немцев. Я не шевелилась. Немец выстрелил в голову ребёнку. Немцы ушли, и я осталась в живых».
Порхов. «Кровавая расправа под Порховом». «…В конце декабря 1942 года, рассказывает Леон Михайлович Попучно, всё время проживающий в Порхове во время его оккупации, - немецкими властями было приказано собрать всех евреев, проживающих в городе, с их семьями к военному городку. Все евреи городской Управой были доставлены к городку на лошадях. Им было объявлено, что их отправят в Ригу и им с со-бой нужно взять только самые ценные вещи, а питание брать не надо, т.к. им якобы, питание будет дорогой оплачено. В то время из нас ни кто и не знал, куда девались евреи, отвезённые к военному городку. И только весной 1942 года, когда сошёл снег, стало известно, что все евреи немцами были расстреляны за военным городком и даже не закопаны. Трупы расстрелянных были закопаны весной жителями города Порхова. В этой кровавой расправе над евреями, немца расстреляли более 40 человек» (из акта злодеяниях немецко-фашистских захватчиков).
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.